Таинство Крещения

Размещено Дек 16, 2013 в ПАМЯТКИ | Комментарии (0)

Памятка для Крещения

Крещение – рождение в жизнь вечную.

Крещение является Таинством, через которое человек становится христианином, получает возможность принимать участие в других Таинствах и быть наследником жизни вечной. 

Таинство Крещения – первое из семи Таинств, поэтому оно служит дверью в Церковь Христову. С момента крещения начинается подлинная духовная жизнь человека. Люди должны понимать, что крещение не просто некий культпоход в церковь, это не обряд, который гарантирует, чтобы «все в жизни было хорошо».

Крещению всегда должно предшествовать ознакомление с верой, чтение Евангелия. Желательно приобрести необходимые каждому христианину книги: Псалтырь, Новый Завет, Закон Божий, православный молитвослов. Но, в первую очередь, для Крещения требуется именно вера в Господа и Его Святое Евангелие. Необходимым условием для принятия Таинства Крещения является также покаяние. В данном Таинстве Господь совершает великую милость, прощая все грехи, совершенные до этого, и давая благодатную помощь в дальнейшей борьбе с грехами.

О подготовке к Крещению

    К принятию таинства Крещения следует готовиться заранее. Прежде всего, необходимо посетить беседы для «оглашенных» (готовящихся принять Крещение и изучающих основы православной веры). В дни перед принятием Таинства нужно читать Евангелие и книги, разъясняющие христианские догматы, выучить основные молитвы (Отче наш, Символ Веры, Святому Духу, Богородице Дева). Знайте, что эти дни — особые, поэтому не следует рассеивать внимание на другие, пусть даже очень важные проблемы. Посвятите это время духовно-нравственным размышлениям, сосредоточьтесь на внутренней жизни своей души. Избегайте суеты, пустых разговоров, смотрения телевизора, не участвуйте в различных увеселениях, ибо то, что вы будете принимать, велико и свято, а все святое Божие принимается с величайшим трепетом и благоговением. Если есть возможность, можно соблюдать пост в течение 2-3 дней. В сам день крещения нужно с утра не есть, не пить и не курить, живущим в браке накануне ночью воздержаться от супружеского общения.

Святыня Божия требует от человека особой чистоты. Являться к Крещению нужно предельно чистыми и опрятными. Женщины в месячной нечистоте не приступают к купели Крещения до окончания этих дней. Кроме того, женщины приходят креститься без косметики и украшений. Беременность не препятствует Крещению.

     Крещение нужно и младенцам. Православная церковь исповедует, что Святое Крещение необходимо, ибо без него никто не может спастись. Главное, что ребенок получает в Таинстве, — молитвенная помощь всей Церкви, которая особенно необходима в наше время духовной нестабильности. По традиции Церкви младенца следует крестить на восьмой или на сороковой день жизни. Понятно, что в таком возрасте требовать от него веры и покаяния — двух главных условий соединения с Богом, нельзя. Поэтому с древних времен появились «крестные» — люди, за веру которых крестят младенцев (попутно следует заметить, что при крещении взрослых крестные не нужны). Крестным может быть только православный человек, способный дать отчет в своей вере, знающий основные молитвы. Собственно, мальчику нужен только крестный отец, а девочке — только крестная мать. Но по сложившейся в последнее время традиции приглашают и того, и другого. Родители не могут быть крестными своего ребенка; муж и жена крестными одного младенца. Не могут быть крестными несовершеннолетние. Бабушки и дедушки вполне годятся в крестные родители. Быть крестными одного и того младенца родным брату и сестре не возбраняется. После погружения младенца в купель крещения крестный принимает его из рук священника. Отсюда славянское название — восприемник. Только православные восприемники или восприемницы имеют церковное значение. Их имена вспоминаются в молитвах и вносятся в свидетельства о Крещении. Восприемник «представляет собою лицо крещаемого и за него обеты Богу творит, Символ исповедует и обязан восприемного сына наставить вере и закону Божию, чего не могут учинить ни невежа в вере, ни иноверный». Тем самым он на всю жизнь берет на себя обязанность воспитывать ребенка в православном духе, и ответ за это воспитание будет давать на Страшном Суде. Крестные родители всегда, до конца своих дней, молятся за крестников, научают их вере и благочестию, приобщают к таинствам.

Приступая к Таинству Крещения необходимо помнить:

  1. Таинство Крещении совершается по воскресеньям в 12.00, согласно расписания.
  2. Заблаговременно до Крещения родители, крестные родители или крещаемые с 7-ти летнего возраста должны пройти ТРИ огласительные беседы, которые проводит священнослужитель по субботам в 15.00 — первая беседа, в 16.00 — вторая беседа, в воскресение в 11.00 — третья беседа.
  3. В день Крещения приходить следует заблаговременно, не позже 11.50 в воскресенье, чтобы оформить документы (понадобится паспорта родителей и свидетельство о рождении – для детей, взрослым – только паспорт) за свечным ящиком.
  4. В день Крестин необходимо всем иметь нательный крестик, а для крещаемого крестик надо надеть на веревочку так, чтобы он легко надевался через голову.
  5. Для крещаемого необходимо иметь крестильную рубашку белого цвета. Младенцам можно надеть крестильный комплект белого цвета: рубашечка и штанишки (ножки должны быть открыты, для женщин носки или гольфы). После совершения Таинства Крещения крестильная рубашка (крестильный комплект младенца) хранится дома как святыня.

Телефон храма: 8 – 916-633-22-60

 

Жизнь в Церкви. Ликбез. КРЕЩЕНИЕ — ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ

Текст: священник Алексий АГАПОВ. Нескучный сад № 2 (61) февраль 2011 год.

Сегодня главное содержание Таинства Крещения как единения с Церковью многими забыто. Крестины превратились в «частную требу»: для кого-то это акт сродни медицинскому, для кого-то — дань традиции. И даже те, кто пришел креститься вполне сознательно, далеко не всегда понимают смысл совершае­мых действий. Но ведь так не годится! Долго ли еще нам твердить несмысленное: «Мы не знаем, как тут у вас все делается…»? Может быть, давайте узнаем, наконец?

  • Батюшка, нам бы хотелось покрестить ребенка. Можно завтра?
  • Давайте лучше так: вы, родители и крестные ребенка, придете на исповедь и причаститесь. А потом и крестим!
  • Ой, а у нас крестный из Ростова приезжает на один день / гости уже приглашены / путевка в Египет с послезавтра / Бог — в душе, нам Церковь ни к чему (нужное подчеркнуть).

Такие диалоги в пастырской практике не редкость. Ну что тут скажешь? Хочется привести в ответ другой пример:

  • Девушка, здравствуйте. Меня зовут Ваня. Давайте с вами сегодня поженимся, обвенчаемся? А то у меня и свидетели уже подобраны, и гости на вечер при­глашены, дядя из Ростова приехал — специально на свадьбу…?!!

    Абсурд? Конечно. Но и первый диалог не менее странен. Ведь крещение — это не что иное, как венчание человека с Церковью Христовой. Здесь те же обеты верности и любви, то же соединение двух судеб: судьбы нового христианина с судьбой Церкви (и наоборот!). Так прежде нас Сам Христос дал обет верности Своей Церкви «и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною посредством слова». Эти слова из Послания апостола Павла к Ефесянам Церковь вспоминает, совершая Таинство Брака — венчание. И здесь же — воспоминание не только о Крестной жертве Христовой, но и об освящении «банею водною», то есть о крещении!

     Подобно тому как венчанию предшествует обручение, или помолвка (обещание верности еще до вступления в брак), крещению — таинству венчания души человека с Церковью — предшествует чин оглашения. В ранние века оглашение (т. е. подготовка к крещению) могло продолжаться несколько лет, а иногда и дольше. Так, святой царь Константин, положивший в Византии конец эпохе гонений на христиан, принял крещение только на смертном одре, а до того оставался оглашенным. В дальнейшем христианская вера прочно вошла в народный уклад, и крещение стало совершаться, за редкими исключениями, над младенцами. По этой причине чин оглашения очень скоро «сросся» воедино с самой службой крещения. В данном отношении современная ситуация отчасти похожа на первохристианские времена. Поэтому хорошо, когда те, кто решил креститься во взрослом возрасте, заблаговременно пройдут оглашение.

  1. Отречение от сатаны   

Главный момент в чине оглашения — изъявление свободного желания войти в единую жизнь со Христом и Его Церковью. Крещаемый прежде всего отрекается от зла. Священник предлагает ему повернуться на запад — спиной к святому алтарю. «Отрекаеши ли ся сатаны, всех ангелов его, всего служения его и всея гордыни его?» «Отрекаюся!» Этот диалог между священником и новым христианином повторяется трижды. И после: «Отреклся ли ecu сатаны?» «Отрекохся!» (т. е. «да, я отрекся»). И это окончательное отречение также повторяется трижды. «И дуни и плюни на него!» велит священник. При этом взрослые люди нередко улыбаются: нечасто случается соединить с движением души столь непосредственный, «детский» жест. Но тот, на кого вы только что дунули и плюнули, воспринял это со всей серьезностью. Для него такой плевок — не ерунда, но вызов! Здесь для нового «воина Христова» начинается духовное противоборство диаволу.

  1. Сочетание со Христом

Вновь повернувшись лицом к алтарю, крещаемый (и его восприемники) выра­жает свободное желание быть со Христом: «Сочетаваеши ли ся Христу? Сочетаваюся!» (вопрос и ответ звучат трижды). «Сочетался ли ecu Христу?» «Сочетахся!» Как жених уже принимает на себя ответственность за невесту (и перед невестой), так и оглашенный — хотя еще не крещен уже «сочетался» Христу. «И веруеши ли Ему?» «Верую Ему, яко Царю и Богу!» Затем крещаемый должен произнести исповедание православной веры — Символ веры, составленный более полутора тысяч лет назад святыми отцами I и II Вселенских соборов. Подтвердить, что его «кредо» совпадает с Credo всей Церкви (лат. credo — «верую» — первое слово Символа веры). После оглашения взрослого ему полагается некоторое время обучаться церковной жизни через посещение богослужений и чтение Евангелия.

  1. Освящение воды, помазание ее елеем

В Таинстве Крещения центральная молитва — молитва на освящение воды: устами священника Церковь молит Бога — Создателя мира, освятившего «всю тварь», освятившего воды Иордана в Крещении Христа сошествием Святого Духа, — освятить и «воду сию». Чтобы погрузившийся в нее принял не только (и не столько) очищение тела, но и просвещение души. По окончании молитвы на воду изливается оливковое масло — елей (в современной традиции воду лишь «помазывают» кисточкой, омоченной в этом святом елее). Нетрудно представить картину древней церковной реальности: как празднично сверкает в солнечный день бликами «оливкового света» вода реки, в которую погружаются новые «людие Христовы»!

  1. Помазание елеем

«Помазуется елеем радования…» и сам «раб Божий», приходящий ко Святому Крещению. На православном Востоке ему попросту выливают на голову целый сосуд масла! В принятой у нас традиции все не так экзотично. Священник лишь наносит кисточкой знак креста: на челе («во имя Отца и Сына и Святаго Духа»), на груди («во исцеление души»), на спине («и тела»); на ушах («в слышание веры»); на руках («руце Господни сотвористе тя и создаете тя»), на ногах… Это праздничное помазание приемлет человек весь — с головы до ног. чтобы «ходити ему по стопам заповедей Его»!

  1. Троекратное погружение, белые одежды

Почему в крещении человека трижды погружают в воду? С одной стороны — «во имя Отца — аминь! — и    Сына — аминь! — и Святаго Духа — аминь!». Но иная, не менее важная грань духовного смысла здесь такова: человек трижды погружается в воду, как в смерть (ведь в водной среде дыхание и жизнь для человека не­возможны!) — во образ трехдневной смерти Иисуса Христа. И восстает из купели — вместе со Христом, Воскресшим из мертвых! Так что, по самому большому счету, по счету Церкви, крещеный человек уже умер. И уже воскрес во Христе. Сразу после крещения во святой купели на христианина возлагается нательный крест и светлая крещальная одежда — «риза правды» (т. е. праведности!). Это — видимый символ пришедшей к человеку праведности Христовой. Христос дает ее уверовавшему Сам, по благодати — то есть даром! Проблема теперь лишь в том, чтобы человеку эту светлую одежду души, по слову апостола Павла, «даже до конца сохранить».

  1. Миропомазание

Святое миро — это нечто гораздо большее, чем упомянутый выше «елей радования». Помазание миром мы принимаем только один раз в жизни. Если своим крещением христианин приобщился Христовой Пасхе, то через помазание миром он мистически приобщается к Церкви, входя в день Ее рождения: в тот день, когда на апостолов сошел с небес Святой Дух (это событие Церковь отмечает как праздник Святой Пятидесятницы, или «день Святой Троицы»). Всякий раз произнося: «Печать дара Духа Святаго», священник знаменает, запечатлевает святым миром все чувства христианина и весь его «телесный состав»: чело, глаза, ноздри, уста, уши, грудь, руки и ноги. Помазанный миром — уже не просто

 одиночка, поверивший тому, что написано в Евангелии. Теперь он, как ветвь к дереву, привит к живому древу Церкви, корни которого — сами святые апостолы и их великая вера.

  1. Шествие вокруг купели

Облаченные в светлые одежды, со свечами в руках, новокрещеные в сопровождении восприемников идут от воды крещения к храму Божию: здесь их встречает уже начавшееся церковное собрание, здесь им предстоит завершить свой вход в общение со Христом в Евхаристии… Такой древний порядок сегодня, увы, почти никогда не исполняется. Правда, в некоторых храмах возрождают древнюю практику, но пока крещальная литургия — явление крайне редкое. Как правило, крещение совершается вне зависимости от времени литургии, и новокрещеным предстоит самим не забыть причаститься Святых Христовых Тайн в один из ближайших дней. Но след от того торжественного шествия к храму в белых одеждах — остался. Сегодня это крестный ход вокруг купели. «Елицы во Христа крестистеся — во Христа облекостеся. Аллилуйя! — поет хор, по слову апостола Павла в Послании к Галетам: — Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись» (Гал. 3: 27).

  1. Пострижение волос

Последнее из священнодействий службы крещения. Пострижение — древний традиционный знак посвящения человека святому служению. В знак послушания — преклоняя голову для пострижения — христианин выражает покорность Церкви, как сын — своей матери. В некоторые из древних эпох священникам полагалось выстригать волосы на макушке (т. н. тонзура). Это было одним из внешних знаков их посвящения. Но крещаемым не нужно бояться за свою прическу: сегодня при крещении принято состригать с головы крестовидно лишь совсем небольшие прядки волос.

  1. Свидетельство о крещении

В наши дни далеко не во всех храмах ведутся регулярные церковные метрики. А вот до революции 1917 года не существовало никаких иных метрик, кроме церковных. Так что свидетельство о крещении раньше было документом ничуть не менее важным, чем наши свидетельство о рождении и паспорт! На практике этот документ может особенно пригодиться поступающим на церковное послушание (проще говоря — на работу в храме) или при поступлении в какое-нибудь духовное учебное заведение? Кроме того, свидетельство поможет вам (и вашим крестным!) не забыть день собственного крещения — этот праздник стоит отмечать приходом в церковь, исповедью и причастием Святых Тайн. 

Крестный как напоминание. Родительский клуб.

Когда раздается звонок и чей-то знакомый голос в трубке говорит: «Мы собрались покрестить нашу Машеньку (нашего Петьку) и хотели попросить тебя быть крестным…» — это всегда вызывает во мне самые противоречивые чувства. С одной стороны, когда тебя приглашают стать восприемником — это знак уважения: тебе поручают почетную и важную обязанность участвовать в новом рождении человека. С другой стороны, опыт показывает, что ты никогда не знаешь, что будет после совершения Таинства.

 

Потерянные крестники, растерянные крестные

За жизнь у меня накопилось немало крестников, и мысль о многих из них вызывает отнюдь не радость, а чувство вины. Подержать ребенка и прочесть за него Символ веры во время крещения легко и приятно. А что происходит потом — зависит от многих непредсказуемых вещей, а не только от инициативы крестного родителя. Слишком часто, по разным причинам, это событие не имеет продолжения.

Да, я знаю немало замечательных примеров настоящих крестных родителей. Я знал восприемницу, которая действительно казалась крестникам доброй феей из сказки: она неожиданно появляется в нужный момент и дарит чудесные подарки или разрешает трудности.

Другая крестная в самом буквальном смысле заменила ребенку мать, когда тот остался сиротой. А одна моя знакомая обзавелась семьей из 90 (!) крестников, причем, по ее словам, она не только всех помнит, но и участвует в жизни каждого — хотя, конечно, для этого нужен особый дар и уйма свободного времени.

Однако мой скромный опыт говорит, что неудачных примеров тут куда больше, чем удачных. Слишком часто восприемничество оказывается формальным ритуалом, который ничего не значит ни для кого из участников — разве что беспокоит совесть крестного, если тот серьезно относится к своим обязанностям. Скажем, малознакомые люди не могли найти ни одного верующего, кроме тебя, когда для совершения Таинства им срочно понадобился восприемник, и ты, «одноразовый» крестный, после никогда не увидишь ни своего крестника, ни его родителей. Или знакомые пригласили тебя стать восприемником, но потом не только сами не водят ребенка в храм, но и не пускают его туда с крестным, говоря, что ребенок «вырастет и сам во всем разберется». Или, как часто бывает, крестник повзрослел — и сознательно отвергает Церковь или стихийно теряет всякий интерес к христианской жизни.

Это великие и прекрасные обязанности, но даже самый добросовестный крестный порой не знает, как их осуществлять на практике. Скажем, у него нет никаких прав вмешиваться в жизнь семьи, когда-то пригласившей его поучаствовать в Таинстве Крещения. И не всегда ясно, за что крестный отвечает, а за что — нет.

Поручитель, покровитель — что дальше?

Институт восприемников появился в Церкви достаточно рано, но изначально он выполнял несколько иные функции, чем сегодня, поскольку в первых веках к крещению приходили преимущественно взрослые люди, сознательно решившие вступить в Церковь. По свидетельству святого Ипполита Римского (конец II — начало III века), их приводил к епископу восприемник, или поручитель (гречес­кое слово anadochos имеет и такой страшный для крестного смысл: «поручи­тель за должника»), который ручался за чистоту их жизни и серьезность намере­ний. Текст V-VI века «О церковной иерар­хии» ясно говорит, что такой поручитель воспринимал крещеного из купели. Трудно сказать, участвовал ли воспри­емнике жизни своего «крестника» после крещения.

В случае крещения младенца дело об­стоит иным образом: тут важно не его про­шлое, но его будущее. Естественно, роль поручителя могли исполнять верующие родители. «Сами родители приводили своих детей к епископу, и им, естественно, по­ручалось воспитание их детей. Мы имеем свидетельство Августина, что в его время родители воспринимали своих детей из купели» (Протопресвитер Николай Афанасьев. «Вступление в Церковь»). Однако в V веке, когда крещение детей ста­ло повсеместным явлени­ем, постепенно стал разви­ваться и соответствующий институт восприемничества (особую роль он играл в случае крещения сирот). Любопытно, что параллельно с этим появились представ­ления о «духовном родстве» крестных и крестников, отраженные, например, в за­коне Юстиниана, запрещавшем брак между восприемником и его крестницей.

Естественно, во время крещения вос­приемник произносил исповедание веры за младенцев (как и за взрослых, лишен­ных речи). По-видимому, он тут выступал поручителем за то, что ребенок будет вос­питываться в вере, хотя задача воспита­ния лежала на его родителях. К сожале­нию, мы не найдем в древних текстах ни четкого описания обязанностей воспри­емников, ни даже ясной формулировки, объясняющей смысл этой практики. «Пра­вославная богословская энциклопедия» (1900-1911) в статье, посвященной этому вопросу, содержит такой обобщающий вывод: «В качестве особого института восприемничество существует почти с перво­го христианского века, но вызвавшие его обстоятельства и причины не разъяснены отцами и учителями Церкви, и потому позднейшие исследователи решают дан­ный вопрос довольно различно».

На протяжении большей части исто­рии Церкви в крещении участвовал лишь один восприемник, но впоследствии появился обычай приглашать двоих крестных родителей — по образу обычной семьи. Любопытно, что на Руси этот обычай появился раньше, чем в Византии, в XIV веке, и греческие митрополиты какое-то время призывали наших соотечественников от него отказаться. Несомненно, в традиционном об­ществе институт восприемников укреп­лял связи между людьми. Вспомним реплику грибоедовского Фамусова: «…А может в пятницу, а может и в суббо­ту, // Я должен у вдовы, у докторши, крестить». Эти слова отражают еще один аспект восприемничества в на­шем недавнем историческом прошлом. В крестные часто старались приглашать людей, социальный статус кото­рых выше, чем у семьи крестника, — это давало возможность «породниться» с вышестоящими, и потому нередко крестник в их лице получал более обес­печенных и влиятельных покровителей. Так восприемничество служило своего рода социальной защитой.

Однако сегодня, когда слово «кумов­ство» чаще используется в негативном смысле, когда люди чаще меняют место жительства, а плюрализм лишает роль крестного определенного общепринято­го содержания, подобные функции не работают. Может быть, сегодня воспри­емничество превратилось в мертвый и формальный институт, который следова­ло бы отменить?

Благоприятные условия для крестных

К счастью, мне знаком положитель­ный опыт — конечно, специфический и частный, — опыт ситуации, в которой ин­ститут крестных работает, причем в зна­чительной мере работает независимо от особых даров и талантов крестных роди­телей. Прежде всего, это «перекрестное» восприемничество в рамках одного прихода. Это значит, что на службах и других общих событиях крестные регулярно и естественным образом встречаются и с крестниками, и с их родителями и в той или иной степени живут общей жизнью, связанные узами, которые выходят за рамки обычной дружбы и симпатий. Кроме того, там все — а не только вос­приемники — действительно желают и стремятся жить в Церкви. И что, быть мо­жет, еще важнее для дееспособности ин­ститута крестных: все более-менее раз­деляют общее представление о роли восприемника.

И тогда, если, скажем, сын задает ма­ме вопрос: «А что делает Бог, когда в цер­кви нет службы?» — мама может отве­тить: «Лучше спроси у твоего крестного». Мама отвечает так не потому, что счита­ет себя некомпетентной, но потому, что для ребенка полезнее поговорить об этом не с членом семьи. Это укрепляет связи ребенка с восприемником и спо­собствует развитию отношений между «духовными родственниками».

Особенно наглядно ценность этих от­ношений, создающих более здоровый климат для жизни ребенка в Церкви, по­казывает первая исповедь. Часто мож­но наблюдать примеры от обратного, ко­гда мать говорит сыну, собирающемуся пойти на исповедь: «И не забудь сказать батюшке, что ты толкнул сестренку, про­лил молоко на папин ноутбук и нагрубил тете Наде». Тут что-то не так. В этом слу­чае в голове у ребенка Десять запове­дей могут смешиваться с правилами по­ведения за столом, а на жизнь веры ложится бремя педагогических устрем­лений родителей. У нас на приходе к пер­вой исповеди семилетнего ребенка го­товил кто-то из крестных. Так что мы, например, не только не давали дочери инструкций и не задавали лишних во­просов, но и вообще обрели привычку не совать нос в ее сокровенную жизнь с Богом. Я уверен, что это правильно с точки зрения психологии ребенка — и не только психологии.

Принимающий роды в новую жизнь

Таким образом, живой приход — идеальное место для «процветания» от­ношений между крестными и крестника­ми. Без этого условия все оказывается сложнее. Но в любом случае и в любых исторических условиях восприемничество сохраняет один вечный смысл: кре­стный напоминает о том, что крещение не только частное семейное событие.

Обычно крещенный в младенчестве человек не помнит, как его погружали в купель, но, вырастая, он слышит расска­зы взрослых об этом. Это история семьи, но не только. Там участвует крестный как представитель Церкви (даже если он кровный родственник), именно он пер­вым принимает младенца в новую се­мью со множеством братьев и сестер. Именно через крестного младенец вхо­дит в иную сеть отношений, которая ши­ре, чем родные, вне крови и родства. Да­же если у крестного нет дара или возможности общаться с ребенком, эта функция никуда не девается: он прини­мает роды в новую жизнь. С ним собы­тие крещения обретает свой верный смысл: не мама с папой рождают ребен­ка в новой семье Церкви. И присутствие крестного о том напоминает и свиде­тельствует.

С этой точки зрения, вздохнув с об­легчением, я могу подумать о программе-минимум для крестного. Трезвое размышление позволяет понять, что я не могу отвечать за дальнейшую судьбу крестника — как бы я ни старался. Я также не смогу заменить родителей в религиозном воспитании ребенка — они для малыша всегда стократ важнее любого человека извне. Я могу только поддержать в этом родителей, если они того хотят. Вероятно, есть случаи, когда разумнее сразу отказаться от этой ро­ли — если ты видишь, что это крещение «для здоровья» или ради «семейного торжества» и продолжения не предпо­лагается.

Что я могу сделать, став крестным? Держать в памяти — особенно в молит­ве — моего крестника и, как могу, ста­раться присутствовать в его жизни: ви­деться, дарить подарки, писать открытки. Если можно делать больше (учить вере, водить в храм) — это прекрасно. Если нет — ожидать: вмешиваясь в жизнь ре­бенка против желания его родителей, я причиню ему реальный вред, разумнее подождать хотя бы подросткового воз­раста. Но я почти всегда могу скромно служить ребенку и его семье напомина­нием о новом рождении.

Даже если у крестного нет дара или возможности общаться с ребенком, одна его функция никогда не исчезает — он служит крестнику напоминанием о его рождении в новую жизнь.

Нескучный сад № 12 (59) декабрь 2010 год. Текст: Михаил ПОБЕДОНОСЦЕВ

 

 

Просмотры (734)

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели